Историческая справка

Из истории ФССП России

На протяжении всей  своей истории институт судебных приставов в России способствовал развитию и становлению государственности и утверждению принципов справедливости. Исторически появление исполнительного производства связано с тем, что отправление правосудия непременно предполагает, чтобы, во-первых, для дачи объяснений и представления своих аргументов в суд вызывались обе стороны, а с во-вторых — чтобы  исполнялись судебные решения.

 

В государственном устройстве России судебный пристав — фигура традиционная.

В Древней Руси исполнением решений суда занимались отроки, мечники и детские князя.

Первое упоминание именно пристава отмечается в XIII столетии, в документах Новгородской феодальной республики (1136 — 1478 годы)– преимущественно в договорных грамотах великих князей.

В уникальном памятнике княжеско-вечевого законодательства – Псковской судной грамоте, первая редакция которой относится к 1397 году– появляется уже несколько должностных лиц, выполняющих функции, возложенные сегодня на службу судебных приставов. Так, в различных статьях ПСГ  встречаются позовники, подверники (судебные привратники), приставы, подвоские. Они вызывали ответчика повесткой (позовницей) в суд, обеспечивали порядок в судебной горнице, выполняли следственные действия – например, выезжали с обыском по делу о татьбе (воровстве).

Соборным уложением 1649 года приставу как должностному лицу приказа были предоставлены широкие полномочия. Он доставлял повестки о вызове в суд, осуществлял принудительный привод ответчика, участвовал в выемке вещественных доказательств у обвиняемых; сторожил преступников, с которых взыскивались причиненные им убытки. В случае бегства грабителя имущественная ответственность возлагалась на пристава, который не обеспечил надежную охрану задержанного.

Полномочия пристава предусматривали и действия на случай сопротивления должника, если должник «ухоронится» от него у себя в деревне или «учинится силен».  В таких случаях приставу предоставлялось право «взять у воеводы стрельцов, пушкарей и защитников, сколько человек пригоже для ареста ослушника».

 

За ненадлежащее исполнение своих обязанностей пристав подлежал всем видам ответственности — дисциплинарной (отстранение от должности, увольнение со службы), уголовной (битье батогами и кнутом) и материальной (возмещение вреда).

Пристав олицетворял надежно действующую государственную власть и стал не только влиятельной, но, с течением времени, и  популярной фигурой. Не случайно ко времени судебно-правовой реформы 1864 года в системе органов власти царской России наряду с судебными приставами уже функционировали следственные приставы (следователи), а также винные и соляные приставы (должностные лица, наблюдавшие за соблюдением порядка акцизной торговли вином и солью).

В начале XVIII века, когда единственным органом принудительного исполнения судебных решений стала общая полиция, было принято решение о создании в ее структуре особого круга лиц — полицейских приставов. К их компетенции относились в  тот период следующие полномочия:

— исполнение судебных решений и определений,

— доставка сторонам повесток и бумаг по делам,

— исполнение иных поручений судов, в том числе исполнение распоряжений председательствующего в судебном заседании.

 

Полицейские приставы имели право избирать из своего состава совет в составе старшины и нескольких членов, без определения сроков их полномочий. Полицейские приставы могли ходатайствовать через свои советы о разрешении образовать им товарищества с круговой порукой друг за друга. Таким образом, приставы принимали на себя ответственность за все убытки, которые могли быть причинены их действиями.

Судом, вынесшим решение, выдавался исполнительный лист, который затем передавался взыскателем председателю того окружного суда, в округе которого должно было состояться исполнение решения. Ответчик извещался повесткой об исполнении. Полицейский пристав производил опись и арест имущества должника, после чего оно продавалось с публичных торгов.

 

При уездных судах, а также при губернских присутствиях волостных судов, в верхних крестьянских судах не было приставов. Их обязанности исполнялись общей полицией или приставами окружных судов. Но  приставы могли быть назначены при мировых съездах мировых судей. 

Вот еще несколько дат, связанных с историей судебных приставов.

Указом Петра I от 12 декабря 1717 года N255 была образована Юстиц-коллегия, а в ее составе Урядный приказ, который осуществлял исполнительно-распорядительные функции на основании судебных решений и властных актов высших органов и должностных лиц Российского государства. Служащие Урядного приказа носили форму гражданского образца, но она должна была быть "строгого содержания". По мере того, как изменялась структура госу¬дарственного управления России, менялось и обмундирование урядников (приставов).

В 1738 году, в период правления императрицы Анны Ивановны, приказы были преобразованы в Департаменты. Четвертый урядный департамент был передан в подчинение непосредственно Правительствующему Сенату. Одновременно было введено "урядное служеское платье" темно-синего цвета военного образца при шпаге, которое делилось на будничное и парадное.

В 1782 году Екатерина II отнесла исполнение функций урядников (приставов) к полиции, а в 1786 году урядники были разделены на полицейских при¬ставов, исполнявших решение суда, и становых приставов-охранников. По¬сле учреждения министерств исполнительная полиция (полицейские приста¬вы) была отнесена к министерству полиции (главное управление исполни¬тельной полиции), становые приставы– к Министерству юстиции.

Манифест от 8 сентября 1802 года в общих чертах установил компетенцию вновь создаваемых государственных органов. Манифест содержал девятнадцать статей, которыми определялись в общих чертах отношения Министерств к Верховной власти, к Сенату и их взаимодействие. В основание разграничения ведомств было принято деление, установленное еще Петром I при учреждении коллегий. Согласно манифесту было образовано Управление Государственных дел, которое подразделялось на 8 отделений, каждое из которых представляло Министерство и находилось под непосредственным управлением министра, назначаемого Императором.

Под номером 4 значилось Отделение Юстиции.

Министру юстиции были вверены «все дела судебного ведомства». Отмечалось также, что «означенная должность может быть особенно определена при издании сочиняемого уложения законов». Вновь назначенным министрам «при необходимости отмены существующих законов или издания новых» после соответствующего согласования этого вопроса с другими министрами было предоставлено право «входить с докладом» к императору.

20 ноября 1864 года императором Александром II были утверждены судебные уставы и тем самым дан отсчет началу судебной реформы в России. В исторических документах, подписанных Александром II в Царском Селе, говорится, что в судах должна царствовать правда и милость, что необходимо устроить «в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего».

 В этот период были составлены, рассмотрены и утверждены следующие законы:

1) Учреждение судебных установлений;

2) Устав уголовного судопроизводства;

3) Устав гражданского судопроизводства;

4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

 

В соответствии с Учреждением судебных установлений, судебные приставы «избирались» для исполнения служебных обязанностей председателями соответствующих судов и обер-прокурорами Кассационных департаментов Правительствующего сената после «надлежащего удостоверения в благонадежной нравственности и способности кандидатов к  исполнению  принимаемых ими на себя  обязанностей».

Так в ходе судебной реформы 1864 года был образован институт судебных приставов, который к тому времени существовал уже во многих европейских государствах.

Принятые законы определили порядок всего судопроизводства в целом и деятельности судебных приставов в частности.

Судебные приставы того периода состояли:

— при кассационных департаментах Правительствующего сената для исполнения действий, возлагаемых на них уставами уголовного и гражданского судопроизводств и Учреждением судебных установлений;

— при судебных палатах для исполнения действий, возлагаемых на них уставами уголовного и гражданского судопроизводств и Учреждением судебных установлений;

— при окружных судах для исполнения действий, возлагаемых на них уставами уголовного и гражданского судопроизводств и Учреждением судебных установлений.

Законодательство того периода устанавливало, что не все граждане могут быть судебными приставами. Так, например, не могли быть судебными приставами:

—  лица, не достигшие двадцати одного года;

— иностранцы;

— объявленные несостоятельными должниками;

— состоящие на службе от правительства или по выборам;

— подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам духовного суда;

— состоящие под следствием за преступления и проступки, влекущие за собою лишение или ограничение прав состояния, и те, которые были под судом за такие преступления и проступки, но оправданы судебными приговорами;

— исключенные из службы по суду или из духовного ведомства за пороки или же из среды обществ и дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат;

— лица, которым по суду было «воспрещено хождение по чужим делам».

 

Как свидетельствуют исторические документы, «судебные приставы при окружных судах и судебных палатах избирались председателями сих мест, а при кассационных департаментах Сената обер-прокурорами оных по надлежащему удостоверению в благонадежной нравственности и способностях кандидатов к исполнению принимаемых ими на себя обязанностей».

Российские судебные приставы приводились к присяге на должность духовным лицом их вероисповедания (православным священником, муллой, ксендзом и т. д.) по определенной форме на общем собрании департаментов или отделений того судебного места, к которому конкретный судебный пристав назначался.

Текст присяги звучал так: «Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред святым Его Евангелием и животворящим крестом Господним,  хранить верность Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержцу Всероссийскому, честно и добросовестно исполнять все обязанности принимаемой мною на  себя должности и все относящиеся  до сих обязанностей законы и правила,  распоряжения и поручения, не превышать предоставленной мне власти и не причинять с умыслом  никому ущерба или убытков, а напротив, вверяемые мне  интересы  ограждать как  свои собственные, памятуя, что я во всем этом должен   буду дать ответ пред законом и пред  Богом, на страшном суде Его. В удостоверение сего целую слова и крест Спасителя моего. Аминь».

После принятия присяги судебному приставу выдавались:

1) свидетельство о поступлении его в должность судебного пристава с указанием местности, назначенной ему для жительства;

2) особый знак, присвоенный должности судебного пристава для ношения при отправлении  им служебных  обязанностей;

3) особая печать.

 

Нагрудный посеребренный знак имел форму овала, в центре которого находилось изображение герба судебного ведомства, а по окружности шла надпись «Судебный пристав 1864 года 20 ноября». Носился знак на бронзовой цепи,  был обязателен при исполнении  служебных обязанностей и в особо торжественных случаях, оговоренных отдельно (встреча императора, представление ко двору, торжественные приемы и другие  официальные случаи).

Кандидат на должность судебного пристава был обязан внести залог в размере 600 рублей. Эта сумма служила гарантией возмещения  возможных убытков, которые  могли быть причинены неправомерными действиями пристава.

Судебные приставы должны были иметь постоянное место жительства: состоящие при кассационных департаментах Сената и при судебных палатах — в том городе, в котором находится Сенат или палата; состоящие при окружных судах — один в том городе, в котором находится окружной суд, а «прочие в других местах, в состав судебного округа входящих». В соответствии с законодательством судебный пристав не мог поменять место жительства без разрешения председателя суда.

Судебные приставы состояли на государственной службе, имели классные чины (обычно восьмого-девятого класса) и получали за свою работу определенное денежное содержание. У судебного пристава был самый маленький среди чинов канцелярии

 

Время создания/изменения документа: 15 июля 2011 03:15 / 29 июля 2016 11:33

Версия для печати